Петр Фаворов

В первые пять минут фильма детектив отдела нравов лос-анджелесской полиции Том Ладлоу (Ривз) в одиночку заваливает шестерых корейских бандитов-педофилов, выпивает несколько стограммовых бутылочек водки и быстренько блюет в унитаз. Кроме того, три года назад у него погибла жена. Все уже догадались: Ладлоу немного свихнулся от горя и теперь осуществляет ментовский беспредел во славу высшей справедливости. Прикрывает его начальник отдела — инспектор Уандер (Уайтекер), гроза врагам, отец солдатам, — а на хвосте сидит сотрудник департамента внутренних расследований — инспектор Биггс (Лори). Когда кто-то застрелит полицейского в том самом месте, где как раз находился Ладлоу, Биггс закономерно заподозрит неладное, и бедняге Тому волей-неволей приходится как следует помочь с расследованием желторотому следователю Дисканту (Эванс).

Сценарий «Королей улиц» написал по мотивам собственного рассказа Джеймс Эллрой, автор романов «Секреты Лос-Анджелеса» и «Черная орхидея». Ставить его собирался Спайк Ли, потом говорили об Оливере Стоуне, но в конце концов за дело взялся Дэвид Эйер, в основном известный как сценарист «Форсажа» и «Тренировочного дня». В общем-то, понятно, почему так вышло: сюжет «Королей улиц», хоть и лих, но ничем не выбивается из бесконечного ряда себе подобных, которые крутятся на кинофестивалях (израильских!), да и вообще в кинопрокате. Воздать должное его лихости у Эйера вполне вышло, хоть к концу фильм и съезжает пару раз в чистую комедию: «Если б врачи и учителя только могли, они б занимались тем же самым», — оправдывается свежеразоблаченный оборотень в погонах. Но смешнее всех, как всегда, Хью Лори, примерно так же неуместный в LAPD, как и в ГУВД. Когда он впервые появляется на экране в больничной палате детектива Ладлоу, на автомате ждешь от него реплик доктора Хауса про нейросифилис и рассеянный склероз. Больше того, в некотором смысле ожидания оправдываются — он снова оказывается самым крутым.